Cavilla


Локи кипел от злости, по-другому и не скажешь. Гнев разливался по его телу, обычно холодному, огнём, жег вены, рвался наружу в яростном вопле.

Локи не понимал.

Локи даже не понимал как понять.

В его гигантской по меркам обычного человека жизни было множество ситуаций, когда он чего-то не знал или упускал. Но всегда – всегда! – он находил способ выяснить. Кроме этого раза, когда он попросту метался по номеру, тщательно и методично уничтожая те предметы интерьера, которые в принципе можно было испортить.

- Дали по рукам, словно нашкодившему юнцу, - прорычал он, сбивая всё со стола. С грохотом и дребезгом упали и покатились по полу писчие принадлежности, звякнул телефон, грохнул об паркет справочник по отелю.

- Приходится иметь дело с раздражающей Льюис, которая ещё и… - он ухватился за торшер и принялся методично вколачивать его в стену.

- Смела.

Удар.

- Мне.

Бам – абажур слетел.

- Лгать.

Ножка торшера согнулась в петлю, и Локи отбросил ошметки лампы на кровать.

- Да как она посмела мне лгать, - он изумлённо прошептал, чувствуя, как ярость медленно леденеет.

Локи развернулся и замер перед окном, в котором его лицо было видно лучше, чем тёмная улица внизу. Он посмотрел на своё слегка размытое отражение, с удовольствием наблюдая, как губы складываются в кривую, змеиную усмешку. План действий – не эффективных в глобальном смысле, но вполне ожидаемых в контексте снедающего его гнева, - сложился быстро.

Когда Локи отвернулся от окна, стекло белело, полностью покрытое изморозью.

***

Дарси покрутилась перед зеркалом, любуясь тем, как платье подчеркивает её и без того радующие глаз формы, и представляя, понравиться ли оно профессору. Фел, предположительно, был трогательно и безбрежно влюблён в неё. Мысль была внезапной, но у Дарси были доказательства.

Во-первых, он всё время искал с ней встречи. Во-вторых, многозначительно смотрел своими безбожно голубыми глазами, забывая иногда дышать. В-третьих, вечно стремился помочь – подхватывал падающие из рук покупки, вежливо помогал надеть пальто, пододвигал стул. А в прошлый вечер, отчаянно краснея, осмелился поцеловать в щеку.

Дарси, чего уж там, была не против. Даже совсем наоборот. Конечно, она не потеряла голову с первого взгляда, просто… просто Дарси иногда было легче заметить свои чувства, если кто-то нарочно обращал её внимание на происходящее. При прочих равных, она бы ещё долго ломилась в открытые ворота с никуда не ведущим флиртом, но подмеченный интерес Фела заставил подумать о нём в этом смысле всерьёз.

А подумать, улыбнулась Дарси своему отражению, было о чём. В самом начале он казался ей несколько бесполым – не человек, а одногранная картинка. Дарси была испугана, и взволнована, и, по большому счёту, ей было не до тонкой душевной организации лингвиста. Исключительно целевое использование ресурсов с её стороны и вялая инициатива – с его. Теперь же ей казалось, что Фел снял с себя суровую маску профессионала и остался перед ней таков, какой есть. Совсем не её тип – настолько, что даже привлекал. Вроде бы предсказуемый в своей научной ипостаси, а в личном общении неизменно вежливый, обаятельный и трогательный (в том плане, что Дарси всё больше хотелось его потрогать), Фел иногда говорил или делал что-то совершенно ему не походящее, обещающее, что за фасадом всё намного, намного интересней, что вы видите лишь вершину айсберга. Это интриговало и разжигало научное любопытство, а Дарси всегда считала, что этот инстинкт в ней развит сильнее прочих. К тому же, они оба были свободны, психически адекватны и привлекали друг друга. Откровенно говоря, Дарси к своим двадцати четырём годам не могла назвать других обязательных предпосылок для романа.

В дверь позвонили, и Дарси, проведя рукой по уложенным волосам, поспешила открыть. Стоящий на пороге Фел смотрелся на фоне букета роз ещё более очаровательно, чем обычно. Во время их последней «случайной» встречи Дарси попалась на глаза афиша оперы, и предложение сходить само соскользнуло с языка. Специально ради такого выхода Фел сменил свой неизменный твидовый пиджак, мятые джинсы и куртку на элегантный костюм и классическое чёрное пальто, красиво расстёгнутое исключительно в куртуазных целях - на улице всё ещё царила холодная для Лондона зима, о чём намекал и аккуратный, будто нарисованный любящей рукой румянец на лице профессора.

- Это вам, - он уточнил, решительно протягивая букет.

- Я подозревала. Спасибо.

Дарси улыбнулась, принимая цветы, и на секунду поднесла их к лицу, наслаждаясь ароматом. Локи старательно смотрел ей в глаза – не слишком вызывающе, чтобы не спугнуть, но и не слишком робко, чтобы не сбивать с мысли.

Цветы опустились в заранее приготовленную вазу.

- Готовы?

- Всегда.

Дарси подхватила пальто и со смешком взяла Локи под старомодно предложенную руку.

- Следуйте за мной, мисс.

Он весело подмигнул, и Дарси рассмеялась.

Определённо, идея ввести на этот вечер мораторий на обсуждение таинственных рун и попробовать пообщаться в новых условиях, была великолепной. На взгляд Дарси, с рунами вот уже неделю ничего не происходило, и она не понимала, что тут ещё можно сделать, а от бесплодных мыслей у неё болела голова.

На взгляд Локи, с рунами творилась описываемая исключительно обсценной лексикой чертовщина, но он тоже не понимал, что с этим можно сделать. Идти на свидание с мисс Льюис ему, правда, не казалось самой лучшей идеей в жизни, но в данной точке пространства-времени более интересного человека для него не было.

Что печалило.

***

В такси ехали молча – Локи злостно отлынивал от своих обязанностей приятного собеседника, с интересом исследуя её руку. Тактильно. Дарси в ответ млела от приятных ощущений – пальцы, гладящие её ладонь, были чуть прохладными и будто посылали по коже лёгкие заряды. Разрушать очарование момента словами было бы грешно.

Возможно, она ошиблась, посчитав его до милого неопытным соблазнителем.


Когда они добрались до театра, как раз прозвенел второй звонок, и тут тоже поговорить не вышло. Они быстро сдали вещи в гардероб и как раз успели сесть на свои места, как начал гаснуть свет. Дарси чувствовала особенность вечера – обычно весь её флирт строился на словах. Джейн смеялась, что её ассистентка могла буквально затрахать своей словоохотливостью, не подозревая, как опасно близко к правде подобралась. Играть на чужом поле взглядов и мимолётных, исполненных тайного смысла касаний, было ново.

Дарси иногда (весьма редко) любила новое.

Она украдкой посмотрела на мужчину слева. Огни рампы отражались от стекол очков, подсвечивая их золотым и отбрасывая блики на острые скулы. Локи не обращал на неё никакого внимания, сосредоточенно сдвинув брови, следя за происходящим на сцене. С тем же успехом он мог бы слушать оперу в гордом одиночестве. Разве что

Разве что его рука ближе к концу второго часа весьма однозначно накрыла её. Дарси посмотрела на профессора, но тот по-прежнему был весь в спектакле. Его пальцы, тем временем, погладили её ладонь и шагнули чуть выше, легко, дразняще дотрагиваясь до чувствительной кожи запястья.

Дарси, пытаясь побороть волну жара, разливающуюся по телу, вдруг почувствовала себя совершенно беззащитной. Она шла на свидание с вполне определённым человеком, вызывавшем в ней странную смесь нежности и восхищения, с которым было легко смеяться и не менее легко молчать. Мужчина, гладивший её запястье так, что нервные окончания от едва ощутимых, прохладных прикосновений искрили, словно перегруженная сеть, был другим. Больше, мощнее, опасней. Дарси не была уверена, что ей было нужно именно сейчас: тихая гавань, как убежище от происходящих периодически вокруг невероятных событий, или безумное приключение, в котором можно забыться и почувствовать момент здесь и сейчас, но профессор Фел магическим образом обещал оба сценария сразу.

Когда музыка стихла и зал поднялся, аплодируя, Дарси, хлопая, встала на чуть дрожащих ногах. Локи как ни в чём ни бывало повернулся к ней, улыбаясь.

- Прекрасная постановка, я так рад, что вы меня вытащили, - он улыбнулся, всё ещё аплодируя.

- Знала, что вам понравится Вагнер.

- Знали? – он наклонил голову, в каком-то новом, совсем не своём жесте.

- Учитывая специфику вашей – нашей - работы, - Дарси пожала плечами, и нагнулась, чтобы поднять со стула сумочку.

- Позвольте.

Фел опередил её, быстро наклонился, поднимая клатч, и протянул, чуть помедлив перед тем, как отдать. Ровно столько, чтобы их пальцы задержались рядом. Казалось, он упивался возможностью безнаказанно касаться её кожи. Ударило статическим электричеством – иного разумного объяснения влияния контакта с одним конкретно взятым профессором лингвистики у Дарси не было.

- Вы правы. С нашей работой история играет новыми гранями.

- Хотя, мы можем кричать «спойлеры» в процессе, верно?

- Возможно. Не уверен, что знаю значение этого слова.

Дарси покосилась на своего спутника. Что-то в нём неуловимо изменилось. Посадка головы, походка, даже жест, которым он убирал лезущие в глаза рыжие волосы – всё было прежним и, одновременно, иным. Заострилось, замерло, словно Дарси навела резкость в объективе.

И если с этим ещё можно было спокойно жить, то вот с то, как Фел говорил, вызывало не достойную взрослой женщины слабость в коленях. Низко, с лёгкой хрипотцой, перекатывая, перебирая звуки, словно четки в руке. Голос обволакивал Дарси, и казалось, что по всей коже он словно проходился нежным бархатом.

Так говорить он раньше не умел, она бы заметила, можете не сомневаться.



Они медленно шли по улице в сторону дома, и Локи уже заканчивал свою мысль:

- … вы так не думаете? – и посмотрел с намёком, мол, весь ваш, жду ответа.

Дарси, невольно засмотревшаяся на него в лунном свете, прокрутила в голове последние пару минут, радуясь хорошей аудиальной памяти.

- Да, я думаю, что история потрясающая. Я читала что-то похожее в мифах, только там строили стену и вопрос решился несколько иначе.

- Неужели, - без вопросительной интонации заметил Локи.

- Да, там был эпизод суровой зоофилии.

- А ведь вечер так хорошо начинался, - он возвёл очи горе.

- Из песни слов не выкинешь.

Он внимательно рассматривал тротуар под ногами.

- Интересно, - Дарси спросила через несколько минут тишины. – Она реальная, эта история? В смысле, было такое на самом деле?

- Какая? С зоофилией?

- Вас завело, а? – она игриво улыбнулась - Но вообще-то я про оперу.

Локи многозначительно посмотрел, так что Дарси рассмеялась. Он закатил глаза.

- Вы всегда можете спросить Тора.

- Но мне интересно узнать самой. К тому же, он наверняка скажет, что всё это людские выдумки.

- И это испортит ваше впечатление?

- Нет, не думаю. От того, что что-то – выдумка, оно не становиться хуже.

Локи только довольно ухмыльнулся в ответ. Дарси это заметила.

- Что? – она ухватила его за локоть. – Вам так не кажется?

- Это не слишком-то научный подход, мисс Льюис.

- Но я люблю эту оперу не за науку. Это чудесная романтическая история…

- Романтическая?! - перебил её Локи.

- Конечно. Всё начинается с отвергнутой любви. Жадность высмеивается, и показано, как разочарование, обида и злость ведут нас неверными путями.

- Но ведь в конце боги обманывают. Разве это романтично?

- Пожалуй, нет – Дарси задумалась. – Но ведь они спасают Фригу…

- Перед этим согласившись отдать её в обмен на замок. А потом выторговывают за золото, - Локи весь подобрался.

- Вы правы. Те ещё романтики.

- И всё же, вам нравится.

- Всё же нравится. Искусство в глазах зрителя. Дело не в самой фабуле, дело в том, что я вижу. А я вижу торжество романтических идеалов.

- Потому что вы ищете его.

- Потому что я ищу его, - согласилась Дарси.

Локи кивнул своим мыслям, помечая в них что-то.

Они незаметно подошли к её дому. Дарси помедлила, возясь с ключами и, решившись, обернулась. Локи стоял в максимально нейтральной позе.

- Мне было очень хорошо сегодня.

- Мне тоже, - тон его голоса колебался между галантностью и просьбой продолжать.

Повисла неловкая пауза. Если бы только всё шло как обычно, Дарси бы знала, что делать – заговорить до полусмерти, ненавязчиво выражая недвусмысленные намерения. Однако, в эту ночь всё было волшебным образом необычно и разрушать очарование не хотелось. Локи выжидающе молчал, давая ей время собраться с силами. По его расчётам, легкомысленная мисс Льюис вот-вот должны была позвать его наверх. Но вместо этого, она просто наклонилась вперёд и легко поцеловала его в уголок губ. Он так удивился, что не удержал маску Фела, и пришлось углубить поцелуй, отвлекая девушку и приводя в порядок свой внешний вид. Слава богам, свет над крыльцом был тусклым, а мисс Льюис имела привычку целоваться с закрытыми глазами.

Дарси отстранилась, поморгала, приходя в себя. Ей казалось, что – всего на одно мгновение – она вдруг почувствовала себя иначе. Здоровее, сильнее, словно путник, глотнувший воды после долгого дня в дороге.

В голову Дарси (которая в первый вечер за неделю перестала болеть) пришла странная ассоциация – ей будто бы только что отпустили грехи, и теперь на душе воцарился приятный покой, и все терзавшие её страхи и сомнения стали казаться мельче, проще. Жизнь в целом казалась проще.

То, что губы у него были что лёд, она списала на зимний морозный воздух.

- Я могу позвонить вам завтра? – старомодно поинтересовался Локи, и Дарси прыснула, затем ответила с такой же серьёзностью.

- Я буду рада вашему звонку.

Они ещё раз улыбнулись друг другу, Локи развернулся, спускаясь с крыльца, а Дарси шагнула внутрь дома.

Она прикрыла дверь, и на секунду прижалась к ней спиной, сохраняя в памяти образ смущенного, с нежностью глядящего на неё Фела. Сердце часто-часто билось, а голова и тело выказывали странно единение в вопросе реакции на поцелуй.

Возможно, Дарси Льюис и не замечала контекста с первого раза, и не была слишком уж сильна в невербальном выражении эмоций, но верно истолковать свои переживания ей иногда удавалось. Она легко оттолкнулась от двери и, напевая, пошла наверх к своей квартире.

Нет, всё же, Фел определённо уже был в неё чуточку влюблён.

***

Ненавидел. Как же он её ненавидел.

Он уже неделю пытался прикончить смертную. Сначала из злости, потом чисто из спортивного интереса, потом снова из злости. Он сохранял холодную голову, стирая перед ней дорожные знаки и визуально чуть продлевая край платформы метро. Ронял на неё тяжёлые предметы, метал кинжалы, травил местным ядом. Прошлым вечером он опустился до прямого пачканья рук – весьма ироничное выражение с учётом того, что его собственные ладони были исписаны вздорными, дразнящими и местами оскорбительными руническими письменами, - и попытался насадить её на нож.

Закончилось всё тем, что пришлось целовать в щеку, объясняя внезапное сближение. Мисс Льюис удивилась, улыбнулась и, в общем и целом, не обратила никакого внимания на то, как засияли руки Локи прежде, чем он успел навести на них очередную иллюзию.

Локи казалось, что Вселенная издевалась. Мало того, что девчонка была под абсолютно непрошибаемой защитой, так она ещё и не имела не малейшего представления о том, что происходит.

Он поджидал её за углом с топором – она смеялась, что он вечно как бы случайно оказывается рядом. Он безмолвно накладывал на неё темнейшие чары – она расцветала улыбкой от его взгляда. Пытался загрызть (признаем, здесь он махнул лишнего) – и слышал лишь:

- О, спасибо за помощь с пальто.

Стерва, - решил, наконец, чуть раньше вечером Локи и поплёлся за местными цветами, одергивая воротничок костюма. Любимые доспехи пришлось сменить на местное тряпье, потому что мисс Льюис всё время норовила дотронуться до него и иллюзия с одежды могла спасть. На сегодняшний вечер он вообще планировал ограничиться лишь небольшими изменениями волос и лица – так было проще, чем всё время следить за тем, не коснутся ли его. Мидгардская кара небесная обещала вывести его в свет на какое-то «Золото Рейна». Он уже чувствовал, что это не к добру.

С мисс Льюис он вообще всё время чувствовал, что что-то не к добру


От автора: это довольно специфическая глава. "Весной из Англии прочь" - это любовная история в первую очередь, и в изначальном варианте главы фактически не было ничего для движения приключенческой линии вперёд. Мне хотелось оставить её такой, как есть, я раздумывала над тем, включать ли эпизод с Дарси и таинственными рунами, потому что он уже придуман и это как раз следующий шаг в этой линии, который приближает нас к пониманию того, что происходит и как главные героии будут с этим справляться, но... мне кажется, глава и так полная. В ней есть события, и развитие, и если вставить сюда ещё и приключения, она станет перегруженной. И, надеюсь, читатель простит мне небольшую уловку - я поставила последним кусочек, который хронологически идёт вторым, чтобы показать контраст между тем, что Дарси думает о Феле, и реальностью. Впрочем, обещаю, что всё так мрачно с чувствами Локи будет не слишком долго :)

@темы: марвел, творчество, электрошокер просто шутит